Почему в храме все за деньги?

Вопрос читателя:

Добрый вечер, подскажите, как не утратить веру, если кругом все продажно? За крещение плата, за венчание плата, освятить — плата, даже за святую воду плата. Как так?

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов:

Дорогая Евгения, здравствуйте!

Судя по тому, что Вы пишете, в храме Вы нечастый гость.

Если бы Вы ходили в храм регулярно, то знали бы, что никогда в истории Православной Церкви не были платными, например, таинства Причастия и Исповеди.

Что же касается других таинств, то это — пожертвование, которое да, иногда бывают обязательным для тех, кто в состоянии его заплатить. Это вынужденная мера в нынешних условиях существования современных приходов. При этом, безусловно, никто не откажет вам в крещении и других таинствах, если у вас совсем нет денег (если же такое случается, то это серьезный проступок со стороны священнослужителя).

Вы когда-либо задумывались, откуда в храме деньги? И кто платит за отопление, электричество, прочие коммунальные услуги, обязательные сейчас системы пожарной безопастности, ремонт, уборку, масло для лампад и многое другое? Вы приходите в храм — там тепло, светло, чисто, есть люди, которых можно спросить о том, что Вас интересует. Распространенное представление о том, что церкви что-то из коммунальных услуг и т.п. оплачивает государство — миф. При этом далеко не у всех храмов есть спонсоры, которые помогают справляться с ежемесячной оплатой нужд и счетов. Потому та жертва, которая оставлена в храме людьми, и помогает содержать приход.

Повторюсь: то, что вы оставляете в храме — это не плата, а жертва на содержание храма. Просто, к сожалению, часто ее приходится обозначать конкретной цифрой, иначе люди склонны в храме не оставлять ничего или совсем незначительные деньги. Но все может стать по-другому, если мы перестанем приходить в церковь, как в магазин за услугами. Храм — это наш дом. Изначально в христианской истории складывалось так, что каждая община строила и содержала свой дом — свой храм.

Сейчас же в храмах часто бывают люди, которые приходят туда пару раз в году, при этом они у них есть довольно много ожиданий от церкви — чтобы прочли записку, повенчали, покрестили или отпели и прочее. Однако для совершения многих таинств и богослужений нужны какие-то материальные вещи, которые не берутся из воздуха: для соборования — масло, для таинства венчания — вино, венцы, труд певчих, для крещения — теплая вода и так далее.

В христианском обществе была традиция жертвовать десятину, то есть десятую часть своего дохода, своему приходу! Вы готовы принять участие в финансовой жизни своего прихода? Тогда взамен Вы получите все требы абсолютно бесплатно. Более того, если у человека случалась болезнь или тяжёлые времена, то приход помогал ему и его семье. Сейчас зачастую все не так, увы.

Знакомый священник поставил в храме свечи совершенно без оплаты, за пожертвование. Эксперимент длился месяц. За это время не набралась даже сумма, которая окупила бы себестоимость этих свечей.

Но все чаще настоятели приходов решаются отказаться от «ценников». Получается ли это или нет — зависит, в первую очередь, от осознанности прихожан. Чем больше в храме постоянных прихожан, которые помогают содержать свой приход на регулярной основе, тем это более реально. Чем больше «захожан», тем — менее реально.

Евгения, если у Вас есть проблемы с финансами, то обретите свой приход, ходите регулярно в храм, исповедуйтесь и причащайтесь, и когда Вы станете постоянной прихожанкой, то, видя Ваше бедственное положение, священник Вашего прихода не станет брать с Вас пожертвования за требы. При этом, конечно, бывают ситуации на некоторых приходах, которые никак нельзя назвать нормальными. Ситуации, когда берут плату буквально за все — даже за стакан со святой водой. Ситуации, когда священник злоупотребляет своим статусом, использует церковные деньги в личных целях. Такое положение вещей совершенно неприемлемо и на него можно жаловаться — благочинному, архиерею, руководящему вашей епархией. Также рекомендую вам вот эту программу, в которой отвечает на ваш вопрос Владимир Легойда, главный редактор журнала «Фома», председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ:

Помоги Вам Господь!

Святой тариф.Сколько стоит пропуск в рай?

У православных наступили самые светлые, праздничные дни в году – только что Пасху встретили, а вот уже и Красная горка на подходе. Между тем в церковных верхах разгорается скандал. Еще на последнем Архиерейском соборе патриарх высказал свое несогласие с тем, что в храмах существует жесткая «такса» на церковные услуги. А на днях Алексий II вновь вернулся к этой теме. Мол, негоже практиковать рыночные отношения в общении людей с Богом, это идет вразрез с христианскими законами. Все церковные требы и удовлетворения прошений мирян в храмах должны производиться бесплатно, церковь имеет право только на прием добровольных пожертвований. Остается только догадываться, что именно подвигло предстоятеля на попытку изгнать торговцев из храмов. Впрочем, сделать это оказалось не по силам даже главе РПЦ. В чем и убедились репортеры «МК», совершив рейд по православным храмам столицы.

В церкви Успения Пресвятой Богородицы в Гончарах, построенной в 1654 году, никаких ухищрений для выяснения церковных секретов не понадобилось. Прейскурант висит здесь на стене возле столика с чистыми листками и ручками. Читаем: «Молитвы по разным вопросам должны быть совершены священниками, потому что они поставлены от Бога посредниками между ним и людьми и приносят их молитвы к Богу».

Далее следует конкретный прейскурант:
Благодарение об исполнении прошения и о всяком благодеянии Божьем; о призывании помощи, благодати перед началом всякого доброго дела; о здравии телесно и душевно болящих (за одного человека); о благополучном путешествии по земле, воде и воздуху; об успехах в учебе; и, наконец, поминовение усопших обойдется – каждое в отдельности – в сумму от 5 до 15 рублей.

Но по сравнению с другими, более «эксклюзивными» церковными процедурами указанные суммы выглядят смешными. Правда, цены на совершение обрядов отпевания умершего, венчания и крещения в прейскуранте церковном не указаны. Однако, со слов служительниц, работающих в храме, минимальная стоимость подобного рода услуг составляет 500 рублей, верхний же предел и вовсе не ограничен. Венчание и очное отпевание, как правило, обходится заказчику от 2000 до 3000 рублей; за то, чтобы священник пришел исповедовать и причастить вас прямо на дому, нужно выложить 500–1000 рублей.

Есть даже шанс заказать вечное поминовение грешной души. Конкретных сумм на этот счет в прейскуранте не указано. Но, как нам пояснили сведущие люди, речь идет об очень больших деньгах, которые называются «особое дарение». (Это может быть в том числе и дарственная церкви от прихожанина на квартиру или дачу.)

А вот в другом храме – Сорока Севастийских Мучеников, который находится на Крестьянской площади, цены на эти обряды, наоборот, четко прописаны:
Отпевание заочное – 300 рублей (очное, надо полагать, многократно дороже). Крещение – 500 рублей. Венчание – 3000 рублей.

Походив по многочисленным московским церквам и соборам, можно найти и более выгодные с денежной точки зрения места для исполнения обрядов.

Если вы надумали исповедоваться и получить отпущение грехов, советуем посетить Успенский собор при Новоспасском мужском монастыре. Здесь это дело поставлено на конвейер. Во время вечерней службы на втором этаже, в приделе Покрова Божией Матери, ставится сразу 5–6 аналоев, к которым подходят прихожане со списком грехов на листе бумаге и каются стоящим возле них священнослужителям. Затем через минуту-другую, получив отпущение грехов, спускаются вниз и кладут деньги в ящики для пожертвований – кто сколько может, а вернее, кто на сколько нагрешил. В тот день, когда мы посетили собор, там выстроились в очереди к каждому аналою более 40 человек.

Сравнительно невысокие цены за всяческие церковные услуги для прихожан оказались в храме Покровского женского монастыря. Для того чтобы написать записочку с прошением, не обязательно даже заходить на монастырскую территорию. У ворот поставлена для этой цели специальная церковная лавка, где постоянно дежурит одна из служительниц монастыря.
Простая записка о здравии (до 30 имен поминаемых) стоит здесь 5 рублей. Заказная записка с просвирой – 20 рублей, столько же — панихида…

Единственным местом, где мы вообще не нашли ценников даже на свечи, оказался храм Мартина Исповедника, построенный архитектором Казаковым в 1792 году. А ведь там полным ходом идут ремонтные работы, и, значит, денег на восстановление церковного здания требуется немало. Но прихожанам предоставлено право подавать за церковные услуги добровольно, кто сколько может.

Комментарий Московской патриархии.

Мы связались по телефону с отделом по связям с общественностью при патриархии. Вот что сказал его сотрудник отец Михаил Дудко:

– Патриарх Алексий II высказался на этот счет очень четко: «Благодать не имеет цены». Но, к сожалению, наличие прейскуранта за выполнение различных прошений прихожан в церкви – это традиция, которая имеет глубокие корни. И потому решить в одночасье проблему не получится. Решение привести в соответствие с законом церкви это явление созрело уже давно. Мы еще сами не знаем, как это сделать так, чтобы учесть и нужды церкви, и интересы прихожан. Кстати, самые понимающие и благодарные прихожане – это старики со своими скудными пенсиями, им не нужно называть цену, они не выйдут из церкви, не опустив в ящичек в знак благодарности свой рубль. Куда сложнее с богатыми. У них своя психология: все имеет цену. Если им не назвать эту цену, они и не отблагодарят. Но все равно прейскуранты на благодать Божью в храмах недопустимы. Мы сейчас в поисках новой модели взаимоотношений церкви с народом.

Перепечатано из «МК» от 07.05.2005
оригинал статьи «Святой тариф» находится

К нам пришел вопрос: «Почему крестим за деньги? Почему превращаете дом Божий в бизнес? Почему человек должен платить за крещение? Почему сейчас всё за деньги? Зачем губите всё? Разве Иоанн Креститель брал что-нибудь за то, что крестил людей или Иисуса Христа?»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Как правильно молиться за здоровье мамы.

Это пример троллинга. Ответить можно так. В Священном Писании, в Евангелии, Христос однажды рассказывал притчу о званных на вечере. Господин накрыл на столы и приглашает людей: «Придите, всё готово!» Но они все стали отказываться.

Один сказал что, ему некогда, он купил поле и ему нужно пойти посмотреть его. Другой сказал, что он купил волов, что нужно испытать их, Третий сказал, что он женился и ему некогда. Все стали отказываться. И они не пришли.

Тогда господин отправил слугу найти всех, кого найдет и убедить, чтобы пришли, так как столы ломятся, всё приготовлено. Пир сделан, а людей приходится созывать, приглашать, тащить чуть ли не на аркане, уговаривать кушать.

Вот так же и пир веры духовной жизни. Стоит храм. Пожалуйста, входи, пользуйся, бери, там такие духовные сокровища! Пользуйся! Это даётся даром. Но приходится чуть ли не силой зазывать, привлекать. Осталось только выйти и сплясать на амвоне в подряснике и с гармошкой. Осталось только это ещё сделать, и то, не пойдут. Придут посмотреть как на чудака и всё.

У на все то, о чём Вы говорите. И это не только у нас. В целом ряде епархий есть такая практика, когда людей крестят бесплатно. Не только крестят бесплатно, но даже и подарки дарят. Устраивают всё сказочно шикарно. Сначала людей, желающих креститься, готовят к крещению, рассказывают им про крещение, веру, церковь, Бога Священное Писание. В общем, с ними занимаются. Это бесплатно. Они не платят за то, что слушают и получают эти знания. Их стараются обучить как можно лучше.

Потом, в определённое время, их приглашают даже в кафедральный собор. Так делают в ряде епархий. Это главный храм епархии. Там служится крещальная литургия. Крещаемые получают бесплатно крещальную одежду. Это за счёт епархии.

Сам архиерей с собранием духовенства служит литургию. Там присутствует много родственников крещаемых людей. Потом крещаемых торжественно причащают. И после всего устраивают трапезу, накрывают столы, их приглашают вместе с родственниками, чествуют, поздравляют, дарят подарки. И всё бесплатно….. Но люди от всего этого отказываются и ищут возможность найти какого-нибудь батюшку, которому можно заплатить, чтобы он окрестил, и не париться. Вот и всё. Это происходит так.

Люди ищут возможности просто сигануть, им не нужно готовиться, им не нужна эта помпезность, им вообще ничего не нужно! И находятся такие батюшки, которые по-тихому крестят: «Ну, что с тебя взять, хоть сто рублей с тебя возьму. Я хоть уборщице заплачу, которая придёт и храм помоет». И всё. Так что, оставьте при себе Ваши сантименты по поводу Иоанна Крестителя. Жизнь сложнее, чем она Вам кажется.

Ответить быстро на этот вопрос можно одной фразой: суммы зарождаются вследствие головастости настоятеля прихода.

Но ни один профессор вот так просто и быстро на поставленный вопрос отвечать не будет, поэтому и я, чтобы не нарушать ученой традиции, начну медленно пережевывать суть недоформулированности вопроса, прячущей «Почему?», «Как это так получается?» и даже «А-я-яй, какие тунеядцы!»

Начнем.

История

В христианстве десятина, регламентированная в качестве пожертвования на храм в Ветхом Завете и решающая все финансовые проблемы, так и не прижилась. Во времена появления православия в Киевской Руси наличных денежных средств у большинства простых граждан почти не было. В основном приходы жили за счет натурального хозяйства своих прихожан. Воск для свечей, дрова, продукты питания, стройматериалы – все обеспечивала община. Оплата треб была также связана с натуральным товарообменом.

В период монголо-татарского ига в распоряжение Церкви перешли села и широкие наделы земли. Поскольку, согласно ярлыку хана, последняя не облагалась налогом, то многие купцы и бояре переписывали свои земельные участки и имущество в пользу храмов и монастырей, договариваясь с настоятелями о разделе доходов. Пока натуральный товарообмен вытеснялся единым денежным эквивалентом, Церковь исторически все глубже и глубже интегрировалась в социальные институты государства. Со временем государство само начало регулировать и контролировать ее денежное состояние. Уже в Синодальный период духовенство обеспечивалось большей частью из государственных средств. Правда, платили мало, и в большинстве своем священнослужители жили очень бедно. Цены за совершение треб также были фиксированными и невысокими.

Сегодня

Церковь отделена от государства, и цены за совершение треб устанавливаются на усмотрение духовенства, что противоречит смыслу и сути церковного служения.

Как правильно?

Фиксированные цены за религиозные товары, а также за проведение богослужений не имеют права на существование. Каждый из прихожан вносит пожертвование, какое он может себе позволить по своему материальному состоянию и по велению совести.

Как на самом деле?

Цены установлены практически везде, как за церковный товар, так и за совершение треб.

Почему?

Коммунальные услуги храма – электроснабжение, отопление, водоснабжение–подразумевают их оплату. Работники (духовенство, уборщицы, сторожа) живут исключительно за счет доходов храма. Если мы на входе пишем «Сколько пожертвуете», а на выходе получаем фиксированные счета в виде квитанций и ведомостей зарплат, то может возникнуть реальная угроза закрытия церквей. Опыт таких экспериментов уже есть. Что делать? Пока что вопрос решается посредством установления платы за совершение треб.

Что можно сделать?

Думаю, проблему можно решить: берем сумму «Х» – расходы храма (платежки, зарплаты). Эту сумму мы оглашаем и объясняем, что она необходима для того, чтобы храм функционировал и в нем совершались богослужения. А далее поступаем вариативно: если откликнулись «владельцы заводов, газет, пароходов», бизнесмены и т.д. и покрыли эти расходы – нужно быть честными и отказаться от платы за совершение треб; если спонсоров нет, то, например, прихожане могут взять обязательство ежемесячно гарантированно вносить на нужды храма такую-то посильную для себя сумму. И только в том случае, если денег действительно не хватает, чтобы содержать храм, можно назначить суммы пожертвований, соотносимые с реальными нуждами. При этом стройка, благотворительность и прочее – это уже другая статья расхода, она также объявляется всем, и кто может, помогает.

Если все будет честно, открыто, прозрачно, то все вопросы типа «Куда деньги деваются?» исчезнут. Нужно ввести публичную финансовую отчетность. Тогда все станет на свои места.

Мифы

Сказки о батюшках «на «мерседесах» и в удивительных штанах» – дань прошлому. Это мне подсказывает более чем двадцатилетний опыт служения. Духовенство живет в селах очень бедно. В районных центрах, как правило, средний уровень. В городах штатные священники живут также, как и сельские, в лучшем случае – подобно районным. «Пресытившимися» могут быть только настоятели кафедральных и больших соборов, но это 0,5% от общего количества священства епархии. Да и там, где архиереи имеют авторитет и держат власть в своих руках, они таких обремененных своей значимостью протоиереев уже поставили на свое место.

«А напоследок я скажу…»

Подобного рода вопросы возникают, как правило, не от того, что в родившей их голове есть боль и переживание о том, чтобы, не дай Бог, батюшка не заплыл жиром и не погиб. В основном их производят наши страсти – зависть, злость, осуждение. Хочется по этому поводу привести мудрое выражение преподобного Амвросия Оптинского: «Всяк Еремей про себя разумей».

Протоиерей Игорь Рябко,

профессор кафедры богословия Классического приватного университета


2015.03.04

Протодиакон Русской православной церкви Андрей Кураев, часто критикующий нравы современной РПЦ, в своем блоге обратил внимание на новую услугу в РПЦ. Кураев опубликовал прайс на церковные услуги, составленный Сыктывкарской епархией, которым с начала текущего месяца устанавливается «единый размер жертв на церковные требы и свечи» во всех приходах Сыктывкара.

Список сам по себе несколько циничен и бездуховен, но особо Кураев обратил внимание на несколько моментов. Так, за 500 рублей в Сыктывкаре можно заказать церковную услугу – «развенчивание», которое Кураев назвал «особым сыктывкарским таинством».

Из открытых источников известно, что в православной традиции существует только обряд венчания в церкви, обряда развенчания церковного брака нет. Православная церковь неодобрительно смотрит на второй брак, настаивая на нерасторжимости священного брачного союза и пожизненной верности супругов друг другу. Впрочем, церковные каноны допускают прекращение церковного брака в связи со смертью одного из супругов. Обряд православного церковного венчания не может быть осуществлен более трех раз.

Другой момент, на который обратил внимание Кураев, — отпевание самоубийц, которое в приходах Сыктывкара стоит в два раза дороже обычного. Простое отпевание обойдется родственникам усопшего в 2 тыс. рублей, отпевание самоубийцы – в 5,5 тыс. рублей. «Самоубийц там наказывают рублем», — отметил Кураев.

По каноническим традициям Православной церкви, сформировавшимся еще в эпоху Вселенских Соборов (IV VIII вв.), поминать самоубийц в православном храме не разрешается. Канонический запрет на это связан с богоборным характером самоубийства как такового. Поэтому по церковным канонам самоубийц и подозреваемых в самоубийстве (например, утонувших при неизвестных обстоятельствах) нельзя отпевать в храме, поминать в церковной молитве за литургией и на панихидах. Самоубийц не хоронят на церковных кладбищах.

Тем не менее в РПЦ сейчас считается возможным, тщательно исследовав обстоятельства, приведшие каждого конкретного члена Церкви к самоубийству, допускать отпевание и церковное поминовение тех из них, кто совершил самоубийство в состоянии засвидетельствованного третьими лицами психического расстройства, душевной болезни. На этом основании епархиальные церковные учреждения по благословению правящего епископа могут выдавать разрешения на отпевание самоубийц, в отношении которых точно известно, что самоубийство было совершено ими не в состоянии душевного озлобления или холодного расчета, не в порыве ропота или богоборчества, а в состоянии психического нездоровья.

Кроме того, церковь разрешает хоронить по церковному обычаю людей, не рассчитавших дозу алкоголя, выпивших по ошибке яд, случайно разрядивших в себя ствол при чистке оружия, вывалившихся из окна и т.д. и т.п., а также тех, кто пожертвовал своей жизнью для спасения жизни чужой.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Поделись Автор

Немного предыстории: сам я себя не считаю прям верующим, посты не соблюдаю, в храмы/церкви не хожу, но крещен и религию уважаю и православие почитаю. Библию читал и так сказать в вопросе более менее разбираюсь.
И решил я, что надо сына крестить. Договорился с другом, что будет крестным отцом ему (долго выбирал духовного наставника). Пришел я в приход у родителей на районе, чтобы узнать что и как, так сказать всю процедуру крещения. И немного так подофигел, оказывается посвящение в таинство церкви у нас теперь тарифицируется строго по прейскуранту и если ты нищ, то и хрен тебе, а не божья благодать, так получается что ли?
Меня это удивило, но решил, что это наверное неправильная церковь и пошел в другую, затем в третью. Тарифы еще и различаются — если вы идете крестить в районный приход, отвалите 700 рублей, если хотите в храме побогаче, отвалите 1200 рублей
Меня, как человека, который всегда воспринимал церковь, как последний приют для обездоленных, где живут и служат духовные люди, чуждые мирских утех, прям покоробила эта ситуация с коммерциализацией деятельности.
Ну не правильно это, ведь это уже не церковь, а какое то ООО, где тебе оказывают услуги, которые ты оплачиваешь, соответственно, должен действовать закон о защите прав потребителей и все такое.
Как вы считаете, правильно ли это, платить за крещение? Именно платить по тарифу, я не против пожертвовать тому приходу даже те же 1000 рублей, но это должно быть добровольное деяние, а не «оплатите-распишитесь».
В общем крещение я отложил пока. Нашел Мужской монастырь, где никогда не брали деньги за крещение и прочие «услуги», поеду общаться, узнавать как они живут.
Кому интересно, вот выдержка из доклада патриарха Алексея II от 2004 года, где он хорошо разъясняет, что коммерциализация церкви ведет только к упадку самой церкви. К сожалению сейчас совсем другой патриарх.

Доклад Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на Епархиальном собрании города Москвы
15 декабря 2004 года

15 декабря 2004 года в Зале Церковных Соборов Храма Христа Спасителя под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия состоялось очередное заседание Епархиального собрания города Москвы.
В заседании участвовали митрополит Калужский и Боровский Климент, викарные епископы Московской епархии – архиепископы Истринский Арсений, Верейский Евгений, Орехово-Зуевский Алексий, епископы Красногорский Савва, Дмитровский Александр, Сергиево-Посадский Феогност, Люберецкий Вениамин, Егорьевский Марк, Аркадий (Афонин), Никон (Миронов).<…>
<…>Тревожным признаком обмирщения православного сознания, умаления церковности, духовного ослепления является все усиливающаяся коммерциализация многих сторон приходской жизни. Материальная заинтересованность все чаще выходит на первое место, заслоняя и убивая все живое и духовное. Нередко храмы, подобно коммерческим фирмам, торгуют «церковными услугами”.
Приведу несколько негативных примеров. В некоторых храмах существует негласная такса за запивку после Причастия, за освящение автомобиля. Это касается и освящения магазинов, банков, коттеджей, квартир. Ограничивается число имен в поминальных записках (от 5 до 10 имен в одной записке). Чтобы помянуть всех родственников прихожанам приходиться писать две-три и более записок и за каждую платить отдельно. Что это, как не скрытое вымогательство.
В течение не только Великого, но и всех остальных постов устраиваются еженедельные общие соборования. Продиктовано это чаще всего отнюдь не духовными потребностями прихожан, а жаждой получения дополнительных доходов. Чтобы было больше народу, соборуют не только больных, что предусмотрено чинопоследованием Таинства Елеосвящения, а всех подряд, в том числе и маленьких детей.
Корыстолюбие, сребролюбие – страшный грех, неизбежно приводящий к безбожию. Корыстолюбец всегда поворачивается к Богу спиной, а лицом к деньгам. Для зараженного этой страстью деньги становятся реальным божком, идолом, которому подчиняются все мысли, чувства и действия.
Во многих храмах действует определенный «прейскурант цен”, и заказать какую-либо требу можно, лишь уплатив означенную в нем сумму. В храме, таким образом, идет открытая торговля, только вместо обычного продается «духовный товар”, то есть, не побоюсь сказать прямо, – благодать Божия. При этом ссылаются на тексты Священного Писания о том, что труждающийся достоин пропитания, что священники питаются от алтаря и т. п. Но при этом совершается бессовестная подмена, так как в Священном Писании говорится о том пропитании, которое составляется из добровольных пожертвований верующего народа, и никогда и нигде не говорится о «духовной торговле”. Напротив, Господь наш Иисус Христос ясно говорит: Туне приясте, туне дадите (Мф. 10, 8). И Апостол Павел трудился и не брал даже пожертвований, чтобы не положить препятствий евангельской проповеди.
Ничто так не отторгает людей от веры, как корыстолюбие священников и служителей храмов. Не напрасно сребролюбие называется гнусной, убийственной страстью, иудиным предательством по отношению к Богу, адским грехом. Спаситель изгнал торговцев из Иерусалимского храма бичом, и мы вынуждены будем поступать так же с торговцами святостью.

Читая воспоминания наших русских священников-эмигрантов, оказавшихся после революции за границей, поражаешься их вере и терпению. Находясь в нищенском состоянии, они считали для себя нравственно недопустимым брать плату за совершение богослужения или требы у таких же, как они, нищих людей. Они поступали на гражданскую работу и тем зарабатывали себе на жизнь. Совершение богослужений они считали для себя великой честью.
Сегодня же наше духовенство находится отнюдь не в нищенском состоянии, хотя, может быть, и довольно скромном. Православные люди никогда не оставят его без вознаграждения – порой отдадут последнее.
Злоупотребления, вымогательства пожертвований, к сожалению, имели место в жизни духовного сословия и до революции. Именно это и создало образ жадного, сребролюбивого попа, презираемого трудовым народом, тем народом, который одновременно трогательно любил своих бескорыстных пастырей и готов был разделить с ними все скорби и гонения.
Сегодняшняя практика «церковной торговли” возникла после 1961 года, когда контроль за материальным состоянием храма был полностью передан в ведение «исполнительного органа”, чей состав формировался властями. Эти времена, к счастью, прошли, а злая привычка «торговать” требами осталась.
В некоторых храмах она приобрела скрытый характер. Желающим приобрести свечу, утварь, заказать требу предлагается предварительно сделать пожертвование – опустить деньги в церковную кружку, без этого заказ не принимается. Если человек опускает крупную сумму, благодарят, если малую, говорят, что этого недостаточно и нужно пожертвовать еще. На просьбы разменять крупную купюру отвечают, что денег нет – все они в кружке. В результате просителю приходится либо уходить, либо опускать крупную купюру, иногда и последнюю.
Священнослужители, занимающиеся социальным служением, знают, в какой нищете живет сейчас значительная часть нашего народа. И когда человека спрашивают, почему он не ходит в храм, он часто отвечает: «Если пойти в храм, надо поставить свечку, подать записочки, отслужить молебен, а за все это нужно платить. А денег у меня нет – едва хватает на хлеб. Вот совесть и не позволяет мне идти в храм”. Это печальная реальность наших дней. Таким образом мы теряем для Церкви множество людей, которые могли бы быть ее полноправными членами.<…>
<…>Нам не раз приходилось говорить на Епархиальных собраниях духовенства города Москвы о нежелательности взимания какой-либо платы за исполнение треб. В первую очередь это касается совершения Таинства Крещения или Причащения на дому. Это отнюдь не означает, что труд священника останется невознагражденным, однако вознаграждением должно служить добровольное пожертвование участников Таинства, но никак не строго определенная выплата мзды, согласно установленному за свечным ящиком тарифу.
А потому мы полагаем, что недопустимо взимание какой-либо платы за совершение Таинств, а особенно за Святое Крещение, дабы не отвечать нам на Страшном суде за то, что препятствовали спасению множества людей. Одновременно мы можем и должны объяснять людям, что храмы есть достояние всего народа Божия, и потому христиане должны приносить посильные жертвы на их ремонт и содержание. Но эти объяснения не должны быть назойливым вымогательством денег, а только добрым отеческим разъяснением и напоминанием.
В настоящее время мир кардинально изменился, открылись новые возможности для проповеди веры и благоустроения церковной жизни, но не все священнослужители оказались к этому готовыми. В новых условиях хорошо заметен «непрофессионализм” пастырей, воспитанных в советскую эпоху. Это зачастую усугубляет уже имеющиеся изъяны, проистекающие от недостаточного образовательного уровня.
У некоторых священнослужителей обнаруживается теплохладность, равнодушное отношение к своим обязанностям, нежелание следовать призыву Апостола Павла, начертанному на иерейском кресте: Образ буди верным, словом, житием, верою, любовию и чистотою (1 Тим. 4. 12).

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх